Регистрация | Войти
Введите слово или фразу:
Найти

Этикет фехтования - Секрет Салюта

 Старинное предание гласит: когда-то давно, молодой мастер получил вызов от старого, опытного бретера. И когда они встретились для поединка, юноша встал в каноническую позу для приветствия своего противника. Однако тот, отличавшийся, по-видимому, дурным воспитанием, выхватив шпагу, сразу бросился в атаку, пренебрегая церемонией фехтовального салюта.

Однако, молодой мастер, воспитанный в самых лучших традициях, вознамерился все-таки завершить свой салют и, несмотря на явную угрозу, принялся совершать канонические движения шпагой.
Предвкушая молниеносную победу, бретер нанес свой первый удар. Но вдруг, его безупречная атака натолкнулся на защиту противника и, более того, ему самому, в тот же миг, пришлось уклоняться от ответной укола! Тогда бретер возобновил попытку поразить молодого мастера, который продолжал совершать круги и поклоны шпагой и, казалось, даже не замечал опасности. Но раз за разом, клинок бретера наталкивался на оружие противника, то и дело возникающего на пути смертоносной атаки. А еще через несколько секунд, молодой мастер сделал завершающее приветственное движение, и… насквозь пронзил невежливого соперника!
…Странная история. Странная и, на первый взгляд, нелепая, с точки зрения боевых искусств.
Действительно, мы знаем, что традиция приветствовать противника перед бом развивалась с древнейших времен и у многих народов. Эта традиция дожила и до наших дней, в виде небольшого поклона оружием в сторону соперника и судей, которые делает на соревнованиях спортсмен фехтовальщик. Однако, увидеть в этом какой-либо практический смысл, вроде того, что упомянуто в предании, кажется, невозможно.
Но ведь верно и то, что предания никогда не возникают на пустом месте!
…Первые акты вежливости перед поединком носили, во многом, устный характер. Текст, произносимый перед поединком, фокусировал в себе три смысла: информационный (боец называл свое имя); мемориальный (называя имя, боец рассчитывал, что в случае неудачи, враг сохранит память о нем); и эмоциональный (в текст входил перечень собственных подвигов, что должно было воодушевит бойца). Несомненно, такой текст сопровождался движениями оружием, которые появились, само собой, задолго до членораздельной речи.
В последующих эпохах, эта традиция развивается и в количественном и в качественном отношении. Например, кельтский эпос, указывает на то, что воин исполнял целый боевой пляс, а его текст, превратился в песнь, в которой он перечислял не только свои подвиги, но и подвиги предков, а заодно – обливал презрением противника.
В Средние века, информационная сторона салюта частично ушла в область оригинального изобразительного искусства, трансформировавшись в целую науку – геральдику. Да и боевой пляс оказался как-то не к лицу гордым феодалам. Однако, требование представиться, совершить приветствование мечом или копьем оставалось обязательным.
В эпоху Ренессанса специальные ритуалы бойцов стали впервые фиксироваться в учебниках. Наиболее весомый вклад в этой области сделал миланский фехтмейстер Камилло Агриппа, создав в 1553 «Трактат о фехтовании с философским диалогом». При чем, к области философии, Агриппа во многом отнес именно ритуальную сторону боя.
Наконец, в эпоху Классики, салют стал применять некие канонические формы, схожие, в общем, во всей Европе. Эти формы тщательно фиксировались в учебниках, напоминая молодым дворянам как поизящнее поставить ногу, как вычерчивать точные движения клинком и как правильно оперировать треуголкой.



 А вот в XIX веке, в период наивысшего расцвета классики, фехтовальный салют принял совершенно невообразимую форму, и на этом стоит остановиться чуть подробнее.
Характерная черта фехтовального приветствия того периода – главенство строгого канона. Фехтовальные салюты, бывшие довольно разнообразными еще в прошлом (XVIII) веке, обрели строгую каноническую форму. Как будто бы некая церемониальная программа, завершив многовековую серию экспериментов, выдала единственно возможный, совершенный образец. Точнее – образцы. Поскольку каждому виду классического оружия соответствовал свой набор ритуальных движений. Наиболее строгие и сложные формы соответствовали наиболее классическому оружию – рапире. Более того, салют сам вдруг стал отдельным искусством! Например, в турнирах на Императорский Приз (правила для которых были лично утверждены Александром II в 1860 году), участники соревнований, прежде чем приступить к поединкам, демонстрировали судьям исполнение салюта. Спортсмены, выполнявшие приветствие неудовлетворительно, попросту… не допускались до боев!
При этом, рапирный этикет имел две самостоятельные формы: Малый салют, и Большой салют. Малый салют имел 16 канонических движений, которые назубок знал каждый, мало-мальски образованный фехтовальщик.
Большой же, отличался не только количеством элементов. Главной его чертой, было исполнение движений в строгом взаимодействии с противником. То есть бойцы выполняли атаки и отбивы в строгой последовательности, нарушение которой категорически исключалось. Состоял такой ритуал минимум из 32 движений. А вот максимум теоретически был неограничен.
Выглядела эта процедура следующим образом: противники, встав лицом друг к другу, исполняли сначала все 16 движений Малого салюта. Затем, один из них выполнял атаку, а второй отбивал ее определенной защитой. Вернувшись, после попадания в защиту, первый боец вновь атаковал выпадом, на этот раз – в другой сектор. И вновь попадал в соответствующую защиту. Таких атак и возвратов, фехтовальщик мог делать… неограниченное количество раз! То есть до полного своего удовлетворения. Затем, следовало тремя условленными движениями дать понять оппоненту о намерении завершить свою атакующую серию, после чего он сам начинал атаковать по разным секторам, попадать в соответствующие защиты и возвращаться на исходные позиции. И тоже – пока не надоест. После того, как второй атакующий завершал свои действия, бойцы обменивались еще десятком синхронных движений, затем в четыре приема принимали боевую стойку и только после этого могли приступать, непосредственно, к бою.
Так вот, если оба бойца не собирались «растягивать удовольствие», и сокращали салют только до необходимого минимума (по две обязательные атаки с каждой стороны), то ритуал насчитывал ровно 34 строгих канонических движения.
Зачем?!
На этот, законный вопрос, вроде бы, отвечает один из авторитетнейших преподавателей середины XIX века Н. В. Соколов: «Конечно, – пишет он – не всегда обстоятельства позволяют выполнять подобные учтивости, поэтому очень часто противники без церемоний прямо приступают к делу. Но в некоторых случаях, и особенно там, где хотят не столько пролить кровь, сколько оспорить первенство в искусстве, салютовать непременно должен всякий, кто дорожит приличием».



 Вроде бы. Однако, годы занятий фехтованием, открыли мне одну очень важную вещь. В фехтовальной классике нет ничего лишнего! Поэтому церемония, требующая особых знаний и навыков и отнимающая изрядное количество времени должна быть подкреплена чем то более практичным!
Интерес к этому вопросу проявлял еще Николай Владимирович Чугунов – преподаватель классик второй половины XX века. Он предположил, что таким образом противники проверяли техническое мастерство друг друга. То есть, если подготовка одного из бойцов не соответствует нормативам, то и возится с ним незачем. Красивая мысль. И похоже на правду. Во всяком случае, как мы уже отметили, именно так проверялась техническая оснащенность бойцов перед соревнованиями. Но если переложить подобную модель, скажем, на дуэльную традицию, то становится понятно, что в салюте, все-таки, заложен другой базовый смысл. Ведь очевидно, что дуэлянт не мог остановить процесс сатисфакции опираясь на неподготовленность противника.
А для настоящего раскрытия секрета салюта, оказалось достаточно лишь внимательно присмотреться. Ведь этот ритуал включал в себя не случайные движения. В его состав входили различные приемы фехтования – мулинеты, переводы, атаки выпадом, батманообразные защиты… Все это переплеталось с довольно напряженными движениями – вытянутые руки, вывернутые запястья, широкие круги руками, напоминающими дыхательную гимнастику…
Разгадка оказалась прозаичной и в высшей степени практичной! Оказывается, исполняя Большой салют, противники не только приветствовали друг друга, но еще и разминались перед боем!
Да, это не физкультурные упражнения, в которых смысл разминки очевиден. Но ведь и салют выходит за рамки разминки тела! Правильное его исполнение представляло особую сложность. Движения наполняли напряжением, энергией и дыханием, только тогда тело и дух откликались правильной готовностью к самому серьезному событию в жизни человека – смертельному поединку. И именно за этой наполненностью следили судьи старинных фехтовальных турниров, а вовсе не за способностью участников выучить 34 движения.
И теперь, вспомнив байку, с которой мы начали наш рассказ, можно признать, что хотя описанная в ней ситуация физически нереальна, но на иносказательном уровне перед нами чистая правда.

Copyright TOP Swords © 2011-2014. Все права защищены.
Наверх
Яндекс.Метрика